Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

интроверт

Мавроматти об ошибках Кати Деготь .

Цитаты из "КУЛАКА ЗА ДВЕРЬЮ" и ответы на них:
Из блога Олега МАвроматти

1."Он наверняка мог бы получить болгарское гражданство (которое сейчас дало бы ему право на безвизовый въезд практически в любую страну мира), но никогда на него не подавал."
Не подавал т.к. по срокам подача на гражданство не вышла и моглаб выйти только через 5 лет. Специально по этому поводу встречались примерно месяц назад с директором по вопросам Миграции в присутствии моего адвоката,если кто-то сомневается могу представить письменные свидетельства адвоката.

2."консульство отправило новый запрос в Москву и на сей раз получило ответ, что гражданин Мавромати должен явиться за своим новым паспортом в Москву лично."
Увы, в Москву я должен явиться не за паспортом, а для незамедлительной посадки. Паспорт же не выдан на основании документа о федеральном розыске. Есть аудиофайл с подтверждением данного факта, файл фигурировал в сети еще с первых дней.

3. "Мавромати, как мне рассказали, ходил в русское консульство с черной повязкой на глазах и заявил, что ослеп в результате ожога кислотой, рассчитывая разжалобить (это не был перформанс)."
Это был перф, показывающий мое отношение к власти, под названием "Глаза б мои на вас не смотрели!".

4."Во всяком случае, речь не идет ни об отказе в выдаче паспорта, ни об экстрадиции."
Увы, речь идет именно об этом. Еще 20-го сентября получен документ, подтверждающий серьезность намереней прокуротуры. Именно в связи с этим и была подано прошение в ДАБ о предоставлении беженства. Неужели кто-то действительно может думать, что мне очень интересно стоять в беженских очередях и т.д. Тем более, что в 2000-м я все это уже проходил...(

5."Я тогда попыталась мысленно примерить акцию Тер-Оганьяна с рубкой икон и акцию Мавромати с распятием к лицам диссидентов на фото, и что-то у меня не сходилось."
Не могу комментить такое без смеха, т.к. имел счастье, как и некоторые из тех, о ком говорит Катя, отбывать свой срок за издание ультралевого журнала в начале 80-х...

6. "Типа этого, как его, Самодурова."
Да, действительно, фамилия Самодурова выскочила у меня из головы... Но отнюдь не от презрения или еще по какому поводу, а лишь от усталости, ведь именно в это время я еще и коментил чат, а на вопросы Кати, Яры и Лучезара отвечал попутно.

7."что люди кругом совершенно дикие, что он однажды выступал тут в Болгарии, а оказалось, что они даже слова «культурология» не знают и смеются, потому что оно звучит похоже на одно неприличное болгарское слово."
Имелись в виду судейские из того суда, который мои тогдашние адвокаты проиграли в 2000-м. Правда, слово "дикие" не из моего лексикона. А вот тот процесс был по-настоящему мерзостным.

8."Я спросила, с кем вообще он чувствует солидарность.Он сказал, что только с Авдеем Тер-Оганьяном"
На самом деле я сказал, что только Авдей на 100% может понять мое положение,т.к. сам в точно такой же ситуации побывал.

9."Я спросила еще, стал бы он делать свою акцию в сегодняшней России, на что Олег ответил абстрактным выражением презрения."
На самом деле я сказал,что это мне трудно представить,т.к. я должен был бы прожить некую другую жизнь.

10."Он сказал, что общество ничего ему не должно, что все кругом идиоты и ничего не понимают в искусстве."
На самом деля я сказал, что, конечно, общество вовсе не обязано меня поддерживать. Все дело в персональном желании отдельных дружественно настроенных людей. И что я никакой общественной поддержки не требую, но лишь стараюсь обратить внимание людей на проблему статьи 282.

11."И тогда он стал вспоминать, что работал на фабрике «Красный Октябрь» и что там рабочие его понимали, а художники рядом сморкались в торты, которые эти рабочие пекли (ну так он сказал, не знаю), и что вот они-то, эти художники, и есть настоящее быдло, а вовсе не рабочие. Совсем отказаться от понятия быдла он, видимо, не может, это энергетика его существования."
Я никогда не работал на "Кр Октябре"...))) Имелись ввиду наши с ВАВой лекции о совриске на "Октябре" и "Айс-Фили", где мы старались об'яснить рабочим, что художники - не гады и не снобы, а такие же, как и они, простые люди, и что совриск могут понимать все, а не только избранные, не какая-то элита. Слоган феста на Айс-Фили организованного мной и ВАВой гласил "Сделать совриск таким же доступным и понятным, как мороженое!" Мы зазвали рабочих на фест, они приготовили для дорогих гостей-художников прекрасные торты из мороженого. Старались как могли! И чтож в итоге? Некоторые артисты вели себя хамски, как баре. К рабочим относились, как к лакеям, быдлу! О чем, например, свидетельствовал вопиющий факт... Художники плевали и сморкались в едва надрезанные торты... Соответственно мы были в шоке! Именно тогда я сказал ВАВе, что, увы, настоящее быдло некоторые артисты, а вовсе не народ каким его считают подобные барчуки...(

12."Но и Мавромати, и Авдей категорически против возникновения такой солидарности с кем бы то ни было. Они уклоняются от обсуждения содержательной стороны своих акций и даже настаивают на том, что совершили нечто принципиально бессмысленное, которое именно как таковое и надо защищать. Мавромати вообще нигде ни разу не объяснил, зачем он (или его персонаж) распял себя. Авдей всегда говорил, что его акция имеет чисто художественный смысл и никакого другого."
Разумеется, подобное утверждение Кати - чистый абсурд...даже и пояснять не стоит...(((

13."Критики обязаны их защищать не из политической солидарности с их взглядами (Мавромати отрицает, что он критикует церковь), а из неких корпоративных интересов."
Жаль потраченного времени... Ведь примерно 15 минут я говорил о критике всяческих религиозных институций и т.д.
В частности сказал, что для меня любая институализация веры есть насилие, подмена и грубое искажение первоисточника. После чего сама Катя заявила, что я настоящий религиозный диссидент и что таие вот проекты, как мой, сейчас самое то, что необходимо арту, т.к. происходит "возвращение духовности в арт". После чего она засыпала меня, вероятно, модными именами и названиями проектов, в которых моя акция могла бы занять почетное место...)

14."Молодой человек (его звали Игорь) оказался из пропагандистской телекомпании Russia Today и снимал про Мавромати репортаж"
На самом деле, я представил гостям Игоря, как корра из телекомпании НТВ+, но Игорь сказал,что он из Russia Today , что для меня, в российской конспирации не участвующего, ровным счетом ничего не значило. Единственное, что было для меня важно, что репорт пойдет не в России, а на западе на английском, т.к. я не хотел травмировать лишний раз своих родителей. Я вообще старался отвергать все предложения телекомпаний из России и Болгарии вещающих на русском и болгарском. По уже названной причине из-за родителей, как моих, так и родителей Боряны.
интроверт

ЭТО НЕ КЕТЧУП.

Хотя Екатерина Деготь и подчеркнула в лиде к своему письму из Софии , что встретилась с Мавроматти реально, а не виртуально, выглядит репортаж не слишком правдоподобно. И расходится с теми впечатлениями, которые мог получить каждый, кто общался с художником на его сайте в ходе проекта. Это общение хоть и виртуальное, зато без посредников.
Те, кто голосовал, получали доступ к прямой видео трансляции, и каждый вечер в течение четырех часов можно было послушать, как интересно Олег рассказывает о современном искусстве, кинематографе и музыке в Болгарии, о жизни в Америке, о био-арте, феминизме. (Нам он на разу не сказал, что «общество ничего ему не должно, что все кругом идиоты и ничего не понимают в искусстве», напротив, он обстоятельно и искренне отвечал на все вопросы).
Под видео-трансляцией – окошко чата, в котором те, кто смотрели трансляцию, задавали ему вопросы, и говорили друг с другом. Произошло что-то странное – в то время, как со старыми друзьями иногда невозможно и противно говорить честно, иногда кажется, что у них начинают расти из под губы клыки и ногти превращаются в когти, здесь в чате масса не знакомых ранее людей постепенно становятся родными. Даже некоторые люди, проголосовавшие «виновен», оставались в эфире несколько дней, и захотели, чтобы Олег жил, познакомившись с ним.
Многие подсели на эти трансляции, и просили продолжать по возможности встречаться. И дело не в шоу, не в том, что вид человека, мирно говорящего с тобой у настольной лампы, с чашкой чая и сигаретой, но при этом сидящего на электрическом стуле с проводами на висках и предплечьях, щекочет нервы. Провода торжественно перерезали в конце акции, стула больше не будет (а жаль, он, как правильно Екатерина Юрьевна отметила, очень красиво сделан, и его можно было бы пристроить на какую-нибудь арт-ярмарку).
Просто у Олега талант радиоведущего, есть, что рассказать, и живая реакция на настроение аудитории, и говорит он на темы, которых ни в одном официальном ТВ или радиоэфире не встретишь, а если они и появляются, то вскользь и напоказ, адаптированные для лимитированных минут и предположительно тупого зрителя. Там приглашенные звезды искусствоведения с презрением бросают аудитории свои знания. Олег говорит со всеми на равных.
Я думаю, что акция удалась, и в радикальном акционизме и по сей день большой смысл. Екатерина Юрьевна задает в тексте очень хороший вопрос: «Те, кто проливает в искусстве свою собственную кровь или как-то иначе рискует, отчего-то претендуют на некое особое отношение к ним как к радикальным художникам. Но ПОЧЕМУ? Изображение котят, щенят и букетов в серьезном искусстве считается неприличным, поскольку это территория массового вкуса. Но ведь абсолютно то же самое относится и к крови, электрошокам и прочим формам «Кошмара на улице Вязов» и иных «Бензопил»…»
ПОТОМУ, что на экране мы видим актеров и кетчуп, а в акционизме кровь настоящая. И реальные страдания человека пытаются пробиться к сопереживанию окружающих через их привычку равнодушно и хищно смотреть на кровавые зрелища, и спокойно читать газеты, не отличая смерть на земле от смерти в кино. Как видно, с простой публикой можно говорить – у нее, может и нет, гражданской позиции, зато есть способность почувствовать чужую беду как свою. А вот у многих прогрессивных личностей борьба за абстрактное право на свободу для абстрактного общества отбила чувство реальности.

PS. Катя упрекнула Авдея в несознательности политической и желании оставить свои действия в рамках искусства: «он дико разочарован тем, что его не защищают критики вроде меня. Он даже не употребил слово «журналисты», из чего было ясно, что он мыслит всю ситуацию исключительно внутри художественной системы, внутри профессии». Она не поняла, что это был упрек с его стороны.
Я говорила с Авдеем в то время, когда он бойкотировал Лувр. Он упоминал только о «журналистах» и рассчитывал только на них. Потому что знает наших арт-критиков. Но Екатерина Юрьевна трактовала его слова так, как было ей удобно.
интроверт

Мелко нашинковать цензуру.

Я мучительно готовилась к тому, как коротко и внятно сказать про цензуру в России и ситуацию с Олегом Мавромати. Но не пригодилось – пресс-конференцию отменили. А то мало ли кто чего скажет. Что как-то особенно гадко – в Лувре сказали, что не могут выставить дополнительно или вместо одной из работ Авдея холст про Мавромати – «потому что это не их работа – пусть Авдей сам делает свою работу – приедет на пресс-конференцию и скажет, то что думает». Он и приехал, за свой счет, а пресс-конференцию отменили.
И не только ГЦСИ предусмотрительно разослало пресс-релиз со списком художников, в котором не было Тер-Оганьяна. Но и в Лувре тоже не да здравствует свобода творчества – каталог выставки к открытию не был готов. Полагаю, не случайно, не просто технические накладки, так же, как не было технической накладкой то, что работы Тер-Оганьяна не были отправлены на выставку вместе со всеми остальными. Просто если бы некоторые участники объявили бы все-таки бойкот и сняли свои работы с выставки, пришлось бы объяснять, почему в каталоге работы есть, а на выставке нет. А так проблема аннулирована – не будет на выставке, нет и в каталоге.
Опыт нивелирования острых вопросов, подобный этому, уже был – когда встал вопрос на премии Кандинского, этично ли вручать премию художнику, связанному с фашистскими организациями. Гутов возмутился, и отказался давать работы на выставку премии в Лондоне. Понятно, что отсутствие работ художника, входящего в тройку финалистов, должно было привлечь внимание к проблеме. Хрена лысого – для Лондона был отдельно напечатан каталог, без работ Димы Гутова и вообще без единого упоминания о нем. Там также не было упомянуто, кто получил премию в итоге.
Пока в перформансе Юрия Лейдермана девушки в народных костюмах мелко нарезали 200 кочанов капусты, Миндлин шепотом давал интервью западным корреспондентам про технические накладки. То есть цензура превращается в неуспели, таможнязадержала, небылоденег и всякое такое. Цензура мелко нарезается до салатика из придуманных случайностей, который уже легко переваривается публикой.
дичь

Защитим свою Москву!

Все, кто готов бороться за свой город - приходите на митинг против сноса ЦДХ/ГТГ и принятия Генплана у входа в ЦПКиО им. Горького в воскресенье, 20 декабря, в 15.45!

133.24 КБ


23-го декабря Московское правительство собирается принять Генеральный план Москвы, который открывает колоссальные возможности для новых преступлений против облика нашего города и интересов его жителей. Москвичам дали лишь призрачную возможность ознакомиться с этим невнятным документом – коротко и формально, в разгар летних отпусков. Москомархитектура рапортует, что 75 % москвичей одобрили Генплан. Но опрос, проведенный ВЦИОМ, уточняет, что с проектом Генплана ознакомились только 17 % жителей столицы, и из них только 1 (один) % участвовал в его обсуждении! Но даже и после этой сомнительной процедуры «народного одобрения» в проект были внесены изменения. Касаются они напрямую и территории ЦДХ/ГТГ, которая на слушаниях в августе обозначалась как «зона стабилизации», а депутатам представили совсем другие документы - с «зоной реорганизации».

В начале этого года общественные слушания о судьбе ЦДХ стали триумфом настоящей демократии – художники, архитекторы, жители района дружно высказались против нового проекта. И вот теперь, отмахнувшись от мнения тысяч москвичей как от назойливой мухи, премьер-министр В. Путин подписывает постановление о передаче здания ЦДХ московским властям, что автоматически, минуя любые обсуждения, дает возможность его снести и начать застройку всей парковой территории. Иначе, чем плевком в лицо обществу, это решение назвать нельзя.

Остановить московское правительство и хищных застройщиков – это не только вопрос элементарного чувства собственного достоинства, но и единственная возможность обеспечить себе человеческую жизнь на предстоящие 15 лет. Генплан-2025 предполагает в перенаселенной и без того Москве за 15 лет увеличить жилой фонд на 60%, для этого потребуется снести 7500 жилых домов и насильственно переселить более 1 миллиона жителей. Столицу с ее многочасовыми пробками, иногда длиной в 10-18 км, могли бы спасти четыре скоростные транспортные магистрали (хорды), но земли, зарезервированные под них еще по плану 1971 года, распроданы или сданы в аренду мэрией под инвестиционную застройку. Генплан-2025 лишает Москву не только будущего, но и прошлого – в плане намечены перспективы уничтожения 360 памятников архитектуры, истории и культуры, не только отдельные здания, но и целые улицы, площади и кварталы.

Каждый житель Москвы сегодня – лишь досадная помеха на пути настоящего «генерального плана» бюрократов и строительного бизнеса: парки и дворы, музеи и архитектурные памятники, дома и дороги – все должно быть обращено в прибыль. Творцы «генерального плана» готовы на любую ложь, фальсификации и наглые нарушения законов, которые они сами же и написали. История борьбы за сохранение права на город имеет и своих мучеников – таких, как защитник Химкинского леса Михаил Бекетов.

Вернем наше право на город – право на среду обитания, на свою историю, на свой дом! Это право на человеческую жизнь, которое выше и важнее любых планов правительства и бизнеса. И только вместе мы сможем его отстоять.

Движение «Право на город»


Митинг санкционирован.
Контакты организаторов: melanholerik@yandex.ru, mosmoscow@mail.ru, 8 916 678 82 42, 8 905 573 44 86

Просим кросс-постинга у всех, кто готов бороться за Москву!
капиталист

Проповед о кошмарном джизусе.

Сегодня мне удалось отобрать назад книгу, которая пошла по рукам два года назад. Я обрела ее в наркологической лечебнице. Первым делом я перечитала любимый момент. Я не хохотала так, наверное, со школы, так, чтобы скулы сводило и слезы лились ручем и мочили воротник. Я делала это прямо в метро, без сопровождения кем-либо, только при помощи «Депеш мод» Сергея Жадана. Мой хохот заглушал шум поезда. На пятой или шестой смешной остановке ко мне подошел мужчина, похожий на мистера Бина, и робко спросил: «А что это за книга?» Я, не в силах вымолвить ни слова, показала ему обложку, и увидев недоумение на его лице, выдавила пояснение: «Это очень грустная книга» (это так и есть). Он не понял, наверное, надо было объяснить по-другому: «Я из наркологической лечебницы». Хоть это и не я там лежала, а книга.
Не могу удержаться и не поделиться этим фрагментом с дорогими друзьями. Надеюсь, что за это на меня не обидятся автор и чудесная мама друга konsumptive, которая перевела ее с украинского.

Вкратце обстоятельства, при которых происходит произнесение героями нижеследующих слов, потому как в Интернете книги не обнаружено и оцифровка данного отрывка сделана пальцем, моим собственным, а не казенным. Поберегу, сколь смогу. Преподобный Джонсон-и-Джонсон, лидер Церкви Иисуса (объединенной), приперся в Харьков, проповедовать аборигенам слово Божье. Он имеет грандиозный успех, «у него уже тут свои фанаты, они преданно реагируют на каждое сопливое всхлипывание преподобного, переведенное для него какой-то теткой в официальном сером костюме, которая работает у преподобного переводчицей и которая, кажется, его не понимает, во всяком случае она переводит что попало, а самому преподобному, видимо, просто в падлу ее корректировать, видимо откровение божье просто накрывает его с головой, его просто прет во время проповеди…»
Итак, проповед!!!

Дорогие братья и сестры! (Дорогие братья и сестры! – переводит тетка в костюме). Господь манипуляциями своих божественных рук собрал нас вкупе! (Господь проделал определенные манипуляции, - переводит она. – Кучу.) Так поблагодарим Его за то, что мы тут собрались – и вы и я! (Так благодарю вас, что вы тут собрались, и я.) Я говорю вам, братья и сестры, - встанем, встанем и прочитаем молитву, во имя Господа, аллилуйя! (Аллилуйя – не совсем понимает его тетка.) Господи, говорю я! (Он говорит – «Господи».) Посмотри на этих людей, которые собрались тут в это утро! (С утра уже собрались.) Их привела сюда Твоя божественная любовь, не так ли? (Их привела сюда не так любовь.) Да, Господи! (Да.) Да, аллилуйя! (Тетка молчит.) Но вы можете спросить, почему ты, преподобный Джонсон-и-Джонсон, говоришь нам про это, мы знаем все это, лучше бы ты показал нам чудо! (Мы знаем про вас все! – угрожающе говорит тетка. – Можете спросить.)
Узреть чудо перевода в дальнейшемCollapse )
интроверт

Как Лев Толстой мне пальто подавал

Уходя из редакции ХЖ, направилась к вешалке за своей уличной одежей. Мизиано бросился мне наперерез, схватил пальто и подал мне его. Я же не феминистка какая-нибудь, чтобы отбиваться, сказала “спасибо” и протянула руки в рукава. Однако Мизиано рассказал мне историю, которая заставила меня подозревать, что это была не галантность, а проверка на мое понимание субординации.
Он поведал, как был еще совсем юным и навещал своего профессора дома, чтобы обсудить курсовую работу, а когда уходил, маститый историк подал ему пальто. Виктор сказал: «Как неудобно, Вы – и мне…пальто». На что профессор ему ответил: «Когда мне было столько же лет, сколько Вам, я был в гостях у Корнея Чуковского, и когда я уходил, он подал мне пальто, я стал оправдываться, что неудобно…такой великий человек. А он мне сказал, что однажды в молодости удостоился чести посетить Льва Толстого. И тот тоже помог надеть ему пальто, а когда Чуковский застеснялся, Толстой ему заметил: «Какие пустяки, молодой человек. Это – старая московская традиция!»
Шла по бульвару и думала - наверное, мне тоже нужно было оправдываться и отказываться, а не принимать как должное. А потом подумала, что Мизиано хотел сказать мне о преемственности! Не пальто, конечно, а отсуствия мании величия. И совет, и комплимент.
P.S. Пропустила некоторые звенья преемственности в целях укорочения истории, да не так уж важно, через сколько рук мне передали пальто, главное, что сам Лев Толстой. Ура московским традициям!